Меню

Буханка с кузовом иномарки

Новая «Буханка». Семь безумных проектов фургона

Внедорожный фургон УАЗ-452, который в народе известен под прозвищем «Буханка», является настоящим отечественным долгожителем. Автомобиль встал на конвейер еще в 1956 году и с тех пор выпускается без значительных конструктивных и внешних изменений. В 2020 г. в сети неоднократно появлялись слухи о начале работ над новым поколением культовой машины, а соцсети наводнили многочисленные эскизы и рендеры будущего фургона от дизайнеров-энтузиастов.

Стоит признать, что некоторые из них всерьез заинтересовали инженеров ульяновского автозавода, которые неоднократно публиковали эти работы на своих официальных ресурсах. Впрочем, как выяснилось, работы в этом направлении велись и самим УАЗом на протяжении не одного десятка лет. Мы решили вспомнить самые интересные и необычные проекты по разработке преемника легендарной модели и выяснили, что из этого получилось.

Как признался сам УАЗ, о новой «Буханке» они впервые задумались очень давно. В 1960 году впервые появился проект по разработке преемника знаменитого фургона. Советские инженеры даже создали ходовой прототип будущего автомобиля с кузовом из стеклопластика.

За внешность машины отвечал художник-конструктор Валентин Кобылинский из Всероссийского научно-исследовательского института технической эстетики (ВНИИТЭ). Для будущего автомобиля он придумал очень необычную схему салона, когда водитель и пассажир расположены по обе стороны от двигателя, словно подвешены в люльках.

Планировалось, что преемник УАЗ-452 будет выпускаться в двух версиях: легкий грузовик и микроавтобус. Однако ни одна из этих версий серийного воплощения так и не получили. В самом УАЗ пояснили, что проект был признан «не очень удачным».

«Буханка» уже долго время выпускается с 2,7-литровым бензиновым двигателем, развивающим 112 л. с. и 198 Нм крутящего момента. О технических характеристиках фургона нового поколения, разумеется, пока нет никакой информации. Однако работы в этой области инженеры УАЗа уже ведут.

Самым безумным проектом бесспорно стал УАЗ-452, превращенный в настоящую установку для запуска двигателей самолетов. Для этого фургон оснастили авиационным мотором ТА-6А, который разметили в кузове машины. Двигатель забирал воздух и разогревал до 200-220 градусов по Цельсию, а затем подавал его через специальные рукава к бортовому штуцеру самолета в авиадвигателе. После этих манипуляций агрегаты приходили в движение. Управление двигателем и системами установки велись с помощью специального пульта в кабине водителя.

Не так давно сам УАЗ опубликовал в своих сетях изображение «Буханки» нового поколения, над внешность которой работал российский дизайнер Андрей Давыдов. Впрочем, в компании подчеркнули, что это всего лишь эскиз и попросили поклонников марки оценить его. Виртуальный прототип получил широкую колею, необычные зеркала заднего вида, новый передний бампер с защитной накладкой, узкую фронтальную светодиодную оптику и кузов белого цвета с агрессивными элементами. Большинство поклонников УАЗа положительно оценили возможный дизайн новой «Буханки», отметив, что виртуальный концепт-кар выглядит «свежо и стильно».

Очень необычным проектом в этом году отметился транспортный дизайнер Майк Тернер. Англичанин создал аналог легендарной «Буханки» с внешностью нового Land Rover Defender. По мнению самого Тернера, у него получился идеальный полноприводный автофургон для проведения активных выходных. Стоит признать, что прототип от английского дизайнера выглядит очень необычно.

Однако пользователям соцсетей футуристичный фургон понравился, и они в шутку посоветовали УАЗу задуматься о возможной коллаборации с Land Rover Defender. Причем у англичан уже есть опыт в разработке подобных машин — в 1970-х они выпускали похожие модели для британской армии. В свободную продажу такие автомобили не поступали, а ближайшим к «Буханке» по типу автомобилем Land Rover стал Hard Top.

Своим видением нового поколения «Буханки» в соцсетях поделился дизайнер-любитель, который предпочел остаться неизвестным. По неофициальным данным, автором очень интересного проекта стал студент одного их технических вузов. Судя по эскизам, опубликованным в соцсетях, машину оснастили дополнительным багажником на крыше, особой лестницей и круглой диодной оптикой.

После смены поколения УАЗ обзавелся пневмоподвеской и больше стал напоминать настоящий вездеход. Кроме этого, у прототипа отсутствуют патрубки выхлопной системы, что может говорить о наличии электрической силовой установки у автомобиля. Сложно сказать, видели ли инженеры УАЗа эти эскизы, однако пользователи соцсетей настойчиво советовали им обратить внимание на этот амбициозный проект.

В свою очередь российское ателье Garage4x4.ru решила поэкспериментировать с нынешним поколением фургона. В результате тюнеры создали очень брутальную «Буханку», правда, только в единственном экземпляре. Фургон получил кенгурятник со встроенной лебедкой, экспедиционный багажник и дополнительный блок освещения на крыше.

Источник

Да, сынок, это УАЗ! Большой тест новой версии «буханки»

Под индексом УАЗ‑450 этот микроавтобус появился в 1958 году и сегодня, спустя 62 года, выпускается с минимальными изменениями по кузову и компоновке. Официально семейство ныне именуют СГР — от заводского обозначения «Старый грузовой ряд».

Тюнинг в законе

Ульяновцы запустили экспедиционную спецсерию два года назад, начав с Патриота. Год спустя в броском оранжевом колере вышел Хантер, на котором я в составе уазовской экспедиции карабкался на Эльбрус. А теперь еду в подмосковные поля на экспедиционной «буханке».

Читайте также:  Масло в коробку 204 кузов

УАЗ СГР Экспедиция — это силовые бамперы, кенгурин, мощная лебедка, шины BFGoodrich А/Т на штампованных колесах и экспедиционный багажник-корзина во всю крышу с подъемной лестницей.

  • Времена запретов у нас наступили давно, поэтому любой подобный «обвес», установленный самостоятельно, нужно регистрировать и прописывать в документах, с чем мало кто хочет связываться. А все допоснащение экспедиционной «буханки» вписано в заводской сертификат: покупаешь — и просто ставишь машину на учет.

    Не исключено, что заядлые «экспедиторы» будут ставить на эту машину что-то свое или менять бамперы и шины — сертификат на переделки ведь есть! А гаишник на дороге и знать не знает, какие бамперы или лебедка ей полагаются.

    Навеска удачно контрастирует с ярким кузовом. Другой вариант окраски — хаки, причем доплаты за него не требуют.

    На Экспедицию вообще нет опций. Блокировка заднего дифференциала (38 900 рублей), обогрев передних сидений (4000 рублей) и пакет «Комфорт» (7900 рублей) включены в цену автомобиля.

    Знаете, что такое комфорт в системе ценностей «буханки»? Единый вазовский ключ от всех дверей и замка зажигания, дверные «евроручки» от Калины и сдвижные форточки пассажирского отсека вместо поворотных.

    Около 200 кг дополнительного железа оценили в 189 000 рублей. Розничная цена экспедиционной «буханки» — 991 900 рублей. К слову, Хантер Экспедиция сейчас стоит ровно миллион!

    Вопросы к обвесу

    При мало-мальски придирчивом осмотре к обвесу возникают вопросы. Бамперы вместе с кронштейном запаски сильно увеличили длину «буханки» — с 4390 до 4865 мм. Почти полметра набежало! Спереди уходит вниз мощная защита двигателя и рулевых тяг — эдакая лыжа из мощных труб. Задний бампер из-за распашных дверей нельзя было поднять выше, и он сильно выдается назад. Плюс свисающие с него «плуги». Всё это портит геометрическую проходимость. Углы въезда и съезда ухудшились, и в официальной характеристике завод их предусмотрительно не указывает.

    Бамперы, похоже, взяли от Хантера без изменений. Передний вписался хорошо, задний же выглядит слишком широким. Но не в этом его главная беда. Выхлопная труба на СГР выведена в другом месте. Она практически упирается в короб, где живет противотуманный фонарь. Через 15 минут до угла бампера не дотронешься — раскаляется, как утюг! Через день противотуманный фонарь расплавился и буквально вытек из своего посадочного места.

    Разумеется, электрические контакты оплавились. Случайно задел на ходу кнопку включения задней противотуманки — и тут же сгорел предохранитель. На этом же предохранителе «висят» стоп-сигналы, так что менять его пришлось в срочном порядке. Что ж, это более изящный (или изощренный?) способ оставить водителя без «стопарей», нежели банальное групповое перегорание ламп, с которым я столкнулся на грузовичке УАЗ Профи.

    До багажника добираться долго: вынул шпильку, отвел калитку с запаской, поднял лестницу, отпер замок ключом — ты внутри. Пока добирался, заметил рыжий налет на черном обвесе. Уже? Машина видела всего-то две-три мойки с момента рождения.

    Она едет!

    Жилой отсек «буханки» — это не салон, а кабина, суровое рабочее место. Не знаю, зачем нужна регулировка водительского сиденья по длине, если при росте за 180 см на него еле усаживаешься. У пассажира свое развлечение — просунуть ремень безопасности в отсутствующий зазор между спинкой кресла и стойкой кузова. Зато сиденья при такой эргономике уже кажутся пристойными — есть даже обогрев.

    Прямоугольная выштамповка в ворсовой обивке капота (он находится между передними сиденьями) сделана аккурат под размер небольшого ноутбука. Интересно, случайно получилось или это продуманное смарт-решение? Из других атрибутов современности — блок ЭРА-ГЛОНАСС на потолке и светодиодный третий стоп-сигнал.

    Запускаю двигатель (замок зажигания слева), опускаю вертикальный рычаг ручника, но контрольная лампа не гаснет. То ли не попадает на концевик, то ли датчик уже умер. Так и ездил все дни, слушая тревожный писк при каждом ­троганье с места.

    А в поворотах машина ругается на низкий уровень тормозной жидкости. После каждой кочки нужно поправлять падающие вниз противосолнечные козырьки. На одометре — всего 500 км. Да, сынок, это УАЗ!

    Педаль газа напольная, и давить на неё очень даже приятно. Не только из-за олдскульного расположения. Уазик оказался неожиданно шустрым! Если не промахиваюсь при переключении передач (механизм тот еще, с огромным ходом рычага), городскому потоку иномарок мой оранжевый батискаф ничуть не мешает.

    На трассе комфортно держать около сотни по спидометру. Достаточно, чтобы не отставать от потока, но пугается кошелек. Ульяновцы по старинке дают контрольный расход при 80 км/ч. И уже на этой отметке он составляет 11,2 л/100 км. Официальный показатель под экспедиционную версию править не стали, но ведь она тяжелее стандартного комби на 206 кг, а сверху вдобавок парус в виде багажника. Если ехать быстрее (да еще и машина не обкатана), выходит около 13,5 литров. А с городским циклом аппетит поднялся к 18–19 л/100 км. Указатель уровня в обоих баках по «доброй» ­традиции гуляет в диапазоне трех ­«кубиков» из восьми.

    Читайте также:  Тойота камри гниет кузов

    В управлении пугает даже не гигантский люфт руля, к нему быстро привыкаешь. Боишься вовремя не остановиться. К самим тормозам с учетом скоростного режима «буханки» вопросов нет. А вот перенести ногу с газа на тормоз, расположенный в иной плоскости, — это задачка.

    Тугим сцеплением орудуешь, держа ногу на весу. Благо, мотор эластичный, не прочь тронуться со второй и подхватить на третьей с 20 км/ч. Но в вялотекущие пробки лучше не попадать, хотя мне повезло: «самоизолированная» Москва про них забыла. Радовался этому и при перестроениях. Заводу не стоило тратиться на гигантское правое зеркало: ровно половину его перекрывает передняя стойка крыши. Можно было обойтись велосипедным.

    Кузов

    Кузов изготовлен по технологиям середины прошлого века. Возможно, на том же оборудовании, ибо все без исключения отбортовки идут волной. Через двери откровенно сквозит. И через новые форточки тоже. Двери хлопают металлом по металлу и уже кое-где соскребли краску. Большую боковую дверь кривит при закрывании то вверх, то вниз. Хорошо, что конструкция рамная, ибо при таком качестве изготовления несущий кузов окажется совсем не несущим.

    Выводы

    Для чего эта машина? В начале распространения коронавируса в России отъявленные паникеры говорили о необходимости валить из городов подальше в глушь. Для транспорта «последней мили» УАЗ любой модели идеален: пролезет, куда угодно. И СГР тут не исключение даже с подпорченной бамперами геометрией — прет как танк. Только для апокалипсиса я бы всё равно выбрал не его.

    Во‑первых, бросок за сотни километров отнимет изрядно здоровья. Все водители «буханок» и «головастиков» — герои.

    Во‑вторых, могут возникнуть проблемы с бензином. УАЗ до него настолько жадный, что далеко не уедешь. Либо надо запасать канистры.

    В‑третьих, версия комби с жесткой перегородкой грузового отсека — не лучший вариант. Буханка-микроавтобус дает намного больше вариантов перекомпоновки салона, и в нем можно при необходимости сносно существовать. Здесь же треть кузова строго отведена под груз, другая треть — водительский отсек. В серединке одним только столиком «автономку» не обеспечишь. Хотя сиденья, конечно, можно вынуть и расстелить лежанку на полу.

    Для экстремальных путешествий больше подходит Хантер: деньги те же, но для водителя и пассажиров удобнее. Меньше места, но внутри тоже можно сносно обосноваться. «Буханка» же хороша для недальних перегонов непосредственно в местах охоты и рыбалки.

    Источник

    Вкус «буханки»: полная история УАЗ-450

    Те, кто создавал этот автомобиль в середине 1950‑х, наверняка не предполагали, что их внуки будут обсуждать машину (пусть и неоднократно модернизированную) как вполне современную — стоящую на производстве, а не только сохранившуюся, как исторический артефакт. Речь о фургончике УАЗ СГР, он же… Индексов его предков хватит на целую страницу убористым шрифтом. Вплоть до первого — УАЗ‑450.

    Ульяновская «буханка» (бортовой грузовик называли некогда «головастиком») достойна занесения в различные книги рекордов не только потому, что стоит на конвейере более шести десятилетий, но и, например, по числу самых разных, в том числе совсем необычных модификаций. Причем даже зарубежных! А многие отечественные УАЗы-«буханки», строго говоря, и УАЗами-то не были…

    Начальник штаба

    Но сначала появилось правительственное постановление 1954 года. Оно предписывало Ульяновскому автозаводу, едва наладившему выпуск ГАЗ‑69, спроектировать на его базе семейство автомобилей вагонной компоновки. Главным заказчиком была армия. Поэтому первые опытные образцы представляли собой санитарный автомобиль УАЗ‑450А и штабной УАЗ‑450Б.

    Уже в 1955 году художник НАМИ Владимир Арямов нарисовал эскиз компактного фургона с огромной буквой У на передке — словно ответ на эмблему VW, красовавшуюся на машинах Volkswagen Transporter первого поколения. Знай наших!

    Автомобиль Арямова не только не был похож ни на один зарубежный аналог (в США все машины подобного класса были на тот момент капотными), но и выглядел, пожалуй, самым нарядным и смелым среди немногочисленных европейских вагонных фургонов и микроавтобусов. Не говоря уже о том, что полноприводных машин такого класса практически не было.

    Однако самое удивительное то, что первые прототипы УАЗ практически сохранили авангардную, романтичную стилистику Арямова с мощной выштамповкой передка и обильным для утилитарного фургона хромированным декором. Но военные настояли, чтобы дизайн упростили, что и сделали уже на прототипах второй серии. Выглядели машины попроще, хотя по-прежнему вполне гармонично.

    Максимальная унификация с ГАЗ‑69 позволила сделать первую «буханку» быстро и дешево. Даже раму почти не изменили. Серийными были мосты (колея 1440 мм и база — 2300 мм повторяли параметры ГАЗ‑69), трехступенчатая коробка передач и двухступенчатая раздатка.

    Читайте также:  Распределитель подъема кузова вольво

    Мотор на первых образцах тоже стоял стандартный — нижнеклапанный, рабочим объемом 2,1 л, мощностью 52 л.с., как на ГАЗ‑69 и на Победе. Однако полная масса фургона УАЗ‑450 грузоподъемностью 750 кг превышала полную массу ГАЗ‑69 примерно на 400 кг, поэтому на серийную машину поставили уже версию нижнеклапанного мотора с увеличенными до 2,4 л объемом и до 65 л.с. мощностью. Таким двигателем оснащали часть экспортных «козликов», а его аналог ставили на первые Волги ГАЗ-М21.

    В серию фургончик пошел в 1958 году: бортовые грузовики УАЗ‑450Д, фургоны УАЗ‑450 и санитарки УАЗ‑45А делали с дверями, открывающимися против хода, как у горбатого Запорожца, и сдвижными стеклами в них. Двери вскоре стали навешивать на передние стойки (так безопаснее), а вот нормальные стеклоподъемники в машинах появились только в 1962‑м.

    Уже в 1957–1958 годах построили и прототипы микроавтобуса УАЗ‑450В. Но выпуск сложной для завода модификации надолго задержался. Тем более, что пассажирская версия не была приоритетной. Хотя, если рассудить здраво, в чём заключается сложность, если прикрутить дополнительные сиденья и полностью остеклить кузов?

    От сложного к простому и обратно

    Как ни странно, толчком к первой модернизации «буханки» послужил процесс создания упрощенных заднеприводных версий — семейства УАЗ‑451. Более простые, дешевые и экономичные машины (по-современному — кроссоверы, учитывая такой же, как у полноприводной версии, клиренс — 220 мм) до появления ЕрАЗа были в СССР единственными в своем классе.

    Раму немного переработали и усилили, силовой агрегат отодвинули назад. Водителю стало посвободнее. Хотя просторной посадку назвать можно было лишь условно. Советские вагонные автомобили к водителям, честно говоря, были довольно суровы, а в первых УАЗах шофер уж совсем был придвинут к рулю. Одновременно усилили кузов, а у фургона появилась боковая дверь грузового отсека — вдобавок к распашным дверям сзади.

    Выпуск семейства УАЗ‑451 начали в 1960 году, параллельно дорабатывая модернизированные полноприводные машины семейства УАЗ‑452. С пуском в 1965‑м этого семейства в серию все УАЗы получили ульяновские верхнеклапанные моторы, аналогичные двигателю ГАЗ‑21, объемом 2,45 л, мощностью 70 л.с., четырехступенчатую коробку передач, измененную раздатку.

    В 1967 году, наконец-то, начали серийный выпуск микроавтобуса УАЗ‑452В. Однако делали такие машины в небольших количествах, в основном на экспорт. Зато бортовые грузовики, фургоны и санитарки стали своими не только в армии, но и на селе, в небольших и крупных городах. Машины ценили за довольно крепкую и простую конструкцию (мелкие неисправности и вечная течь смазки из всего, где она была, числили нормой), а полноприводные — за отменную проходимость.

    В Москве проходимость была, в общем-то, не нужна. Но хорошо помню, как зимой на автобазе ЗИЛы с разряженными аккумуляторами, не желая крутить «ручной стартер», заводили, буксируя, бортовым полноприводным «головастиком». Быстро, просто и эффективно.

    Вечная молодость

    Кажется, «буханку» не меняли десятилетиями. Хотя это не совсем так. Рама, кузов и рессорные подвески, действительно, почти не трогали, но всё остальное обновляли. Правда, очень медленно. Модернизацию УАЗ‑452 начали в середине 1970‑х, а внедрили всё, что планировали на тот момент, лишь к… 1985 году! Машина получила усовершенствованный ульяновский мотор мощностью 78 л.с. с сухим воздушным фильтром и закрытыми системами охлаждения и вентиляции картера. Ввели двухконтурную тормозную систему с вакуумным усилителем, гидравлический привод сцепления, телескопические амортизаторы, новый рулевой вал.

    Но завершение этого долгого процесса почти совпало с началом экономических и политических катаклизмов. Спрос на автомобили, даже у традиционного главного заказчика — армии, не говоря об остальных, резко падал. Это стало стимулом для внедрения нескольких новых модификаций, которые давно напрашивались, но в условиях, когда не завод, а чиновники из «руководящих органов» определяли, что и в каких количествах выпускать, до них руки не доходили.

    Появились версии с двойной кабиной УАЗ‑3909 Фермер — бортовой грузовик и фургон. Сделали гражданский грузопассажирский вариант санитарки — УАЗ‑39625. В небольших количествах стали, наконец, выпускать удлиненные автомобили с колесной базой 2500 мм. На часть машин ставили ульяновский двигатель 2.9 (102 л.с.). Он был столь же архаичен, как и базовый, но это хоть какое-то движение вперед. Пытались даже провести нехитрый рестайлинг, но до конца идею не реализовали.

    Кстати, с этими модификациями завод стал лишь догонять множество «передовых» советских предприятий, которые давно уже делали разномастные, а иногда и очень необычные модификации «буханок».

    КОНКУРС КРАСОТЫ

    Несколько заводов пытались изменить внешность массовой машины, сообразно своим возможностям и вкусам.

    • Довольно страшненький вариант на шасси УАЗ‑3303 построил Буденовский машиностроительный завод.

    Источник

  • Adblock
    detector